lunedì 9 febbraio 2015

Уже февраль на дворе

Долго не писала - не было ни времени, ни настроения. Вернувшись из Франции, где было просто светло и радостно на душЕ, на меня свалилась гора. Помимо того, что нужно было бегом-бегом наверстывать упущенное за неделю по работе - готовить съемки гастрономического Рима и грядущую поездку в Казахстан - и ехать в учебный кампус в Тоскану, случилось ухудшение здоровья у Лилу. 
Буквально на второй день после приезда домой, я стала замечать неладное, а через неделю Лилу уже не ходила вообще. Прошедшая неделя опять была как во сне. Мы метались, меняли дозы терапии, ездили к врачу. Потом, в четверг, пришел момент, которого я совсем не ожидала: нужно было принять решение между двух вариатов лечения, в каждом из которых риск составляет фифти процентов. Нас, вместе с лечащим неврологом, пригласили в кабинет главного невролога клиники и сказали, что состояние Лилу обязывает нас принять непростое, но скорое решение. Можно пойти по пути химиотерапии, которая, вполне вероятно, не сработает, ибо ее собственный организм борется против препаратов (именно поэтому у нее ухудшение вместо улучшения), либо по пути плазмофереза, который, если сработает, то поможет препаратам работать против болезни, но, который, однако, технически сложен при таком крайне малом количестве крови как у чихуашек и вообще еще никогда в Италии не осуществлялись на этих крошечных собаках, в следствии чего не исключена кончина прямо во время его осуществления. На решение нам дали вечер. Главврач не склонялся ни к одному из вариантов, говоря, что риск, теоретически, одинаков при обоих вариантах, меняется только его скорость, то же самое относится и к успеху обоих путей, поэтому решение - исключительно эмоциональное. Присутствующий техник плазмофереза посоветовал нам подумать о том, в каком из двух вариантов, в случае печального исхода, мы будем себя чувствовать дерьмовее.
Нужно ли говорить о том, что тот вечер стал для нас настоящим кошмаром. Когда утром мы везли Лилу в клинику, то рыдания иногда накрывали меня гигантской волной, с которой я не могла справиться. Но, в те моменты я понимала, что не смогла бы везти Лилу в клинику, если бы мы выбрали второй вариант: я не сумела бы отдать ее в руки кому-то, зная, что возможно никогда ее больше не увижу. И еще я поняла, что я не отношусь к ней как к домашней собаке, - я безумно ее люблю как близкого человека.
В общем, Лилу госпитализировали на первый цикл химии, вчера вечером мы забрали ее домой, она стабильна - ни ухудшений, ни улудшений. Мы молимся, надеемся и стараемся быть оптимистами как нам строго наказала ее лечащий невролог. И еще мне так же наказала Ирина, которая помогала Дичуле с Бангой. Удивительный человек, спасибо ей за участие. И спасибо всем моим подругам и всем сочувствующим - поддержка невероятно для нас сейчас важна!
Ну, а в остальном.. Джинни съездила с труппой лицейского театра на Биеннале Венеции - их туда пригласили, это очень приятное и значимое для нее событие. Лаура учится через пень колода (так говорят, да?) из-за все тех же печальных событий. У меня с сегодняшнего дня начинаются съемки до субботы, в субботу мне на закрытые дегустации в Абруццо, потом нужно писать доклад по кампусу, а потом в Казахстан. Но, главное, это Лилу.